Низкая зарплата и постоянный холод — вся правда о работе на мясоперерабатывающем заводе из первых уст

Колбасная и мясная нарезка отлично подходит для праздничных застолий или в походах. Многие любят расфасованную и нарезанную продукцию, красиво уложенную на подложку, ведь она нужна в различных случаях: в гостях, на пикнике, на работе, да и дома, когда нет времени нарезать, удобно это, взял готовое, и все дела. А задумывались ли вы над тем, как эта продукция попадает в магазины, как происходит расфасовка колбасной и мясной продукции?

Следующая гостья журнала Reconomica семь месяцев отработала фасовщицей в цехе готовой продукции мясоперерабатывающего завода Эверест, что в Кронштадте. И хоть сейчас этот завод закрыт в связи с процедурой банкротства, читатели из первых уст могут узнать, как происходит процесс фасовки таких уже привычных нам мясных нарезок по лоткам.

Мой опыт работы фасовщицей

Здравствуйте, дорогие читатели! Хочу рассказать вам о своём опыте работы фасовщицей.

Когда переехали в Санкт-Петербург, мне было 50 лет. На работу никто не брал в связи с этим. По образованию я техник-строитель, но на стройку в этом возрасте не пойдёшь, тяжело уже. В последнее время перед переездом три года работала замдиректора по административно-хозяйственной части в пионерлагере и в школе. И вот на очередной Ярмарке вакансий в СПб вижу вакансию «требуется фасовщица в цех готовой продукции мясоперерабатывающего завода Эверест». Спросила у девушки, что там сидела: «Меня возьмёте?». «А что с вами не так?», — спросила она в ответ. «Возраст», — сказала я. Но так как я всегда выгляжу гораздо моложе своих лет — ухаживаю за собой, красиво одеваюсь, интеллигентная, с той ярмарки ушла с направлением на прохождение медкомиссии, так как работа с продуктами питания. (медкомиссию обещали оплатить, но в итоге, так и не оплатили).

Всё по закону

Медкомиссию я прошла в течение недели и сразу приехала устраиваться в отдел кадров завода. Так как мы только переехали в Ленобласть, добираться до Кронштадта надо было далеко и долго, но выхода не было, все деньги ушли на покупку жилья, надо было выживать и устраиваться туда, куда брали, тем более трудоустройство официальное, по трудовой книжке, отпуск 28 дней, всё по закону.

Эверест

Кронштадтский мясоперерабатывающий завод выставлен на продажу. Фото с сайта nsp.ru.

На работу вышла сразу

На следующий день после оформления вышла на работу. Сразу выдали спецодежду — куртку, штаны, резиновые сапоги и перчатки, маску и шапочку. Всё чистое, стерильное, каждую смену выдают новый комплект. Спецодежду бОльшего размера надевали на свою одежду.

Фасовщицами в цехе готовой продукции были только женщины, у каждой свой шкафчик — там рабочие вещи и тёплые, ведь надо было в резиновые сапоги надевать несколько пар носков, под курткой рабочей была болоньевая куртка, под резиновые перчатки со временем стала надевать хлопчатобумажные перчатки, но всё равно руки всегда были красные, очень мёрзли. Было очень холодно, так как в цехе температура воздуха поддерживалась на отметке +8+10 °C.

Новеньких не жалуют

Переодевались и спускались по лестнице в цех. Цех похож на ангар — огромное помещение, высокие потолки, огромные окна и конвейерная лента и по бокам приспособления для заклеивания готовой продукции. Всё чисто и стерильно, современное оборудование.

Работает бригада — новеньких не очень любят, ставят не мастера на выполнение работ в смену, а фасовщицы-старожилы. Они занимают очередь на «лёгкие» работы — на ленте, а остальные трудятся на укладке продукции в коробки и ящики. На ленте работает 4-6 человек, а готовую продукцию укладывает один человек. Новичок, который сам ещё ничего не знает и не умеет, старается, как может, но не всегда выходит быстро и из-за этого могут образовываться заторы, остановка конвейера.

Читайте также: Реальная история провала макаронного цеха, или как можно влезть в кредиты из-за незнания дела.

Хорошие люди всегда найдутся

Больше месяца я работала на укладке, но потом сколотила команду из хороших девчонок и начали уже мы вести себя, как старожилы — утром быстро переодевались и занимали места на конвейере, или старались быстрее прийти с перерыва и занять место получше, на ленте. Старожилы злились, грозились даже устроить «тёмную», но ничего у них не вышло, хоть они и старались, «закладывали» мастеру, устраивали бучу, ругались перед сменой. Постепенно уже все более-менее сдружились, но очередь всё равно надо было занимать. Мастерица не хотела быть «плохой», и самоустранилась, чтобы сами решали этот вопрос, кому и где выполнять работу. Всё время приговаривали: «Не нравится, увольняйся». Работы в Кронштадте было мало, ездить в Санкт-Петербург не хотелось, вот и держались девчонки за свои места, работали, стиснув зубы, молчали, ведь они местные и боялись, что уволят.

Эверест

Вот так выглядит знакомая всем колбасная нарезка.

Работа в цехе

Мастер получала продукцию из коптильни, и когда мы приходили на работу, уже всё было в цехе — в пластиковых ящиках. У каждой фасовщицы свой ящик, она в перчатках берёт батон колбасы, кладёт под автоматический нож и выходит продукция, которую надо наискосок красиво уложить в лоток, сколько входит, а брак (неправильно разрезанная колбаса, не кондиция, разорванное мясо) — убирается в сторону и идёт потом в другой цех — на переработку.

Лоток идёт дальше по конвейеру, сверху заклеивают его вакуумной плёнкой, горячим способом и тогда уже вся информация об этой продукции: смена, вес, название, число — только на ящике, не на каждом лотке.

Дорогие колбасы заклеивались в другом месте. Вареная колбаса, грудинка, бекон, мясо закладывалось в пластиковые поддоны, всё делалось по ГОСТу, без брака, только хорошая продукция.

Укладка готовой продукции

Готовую продукцию брали в перчатках, например, копчёные окорока клали на подложку и путём обжатия происходила заклейка, потом этот лоток на весы и наклейку, на которой указан вес, дата изготовления, смена наклеивали на лоток. Всё это сразу складируется в ящики для отгрузки в магазины. Потом подсчитывали, сколько сделано продукции за смену, мастер могла похвалить и не более — никаких материальных поощрений не было. Бывали остановки конвейера — то лента слетит, то ещё что, и ремонтники проводили работы.

Укладка готовой продукции происходит так — надо наклеить информацию о весе, смене, дате фасовки на лоток с нарезкой и аккуратно сложить эти лотки в коробки. Укладывать надо быстро-быстро, и ещё посчитать готовое количество лотков, так как после этого сразу происходит запаковка коробок и отгрузка продукции в магазины.

Потом всё посчитать, записать, тут же приходит машина и отгружаем, мастер проверяет, если есть недочёты, она высказывает претензии.

Читайте также: Как работает завод по производству растительного масла — взгляд изнутри.

В столовой кормили хорошо

Бесплатно два раза в смену нас кормили: в 12 ч обед и в 16 ч ужин. Еда горячая и свежая была — суп, второе и компот. А в остальное время — перекусывали тем, что приносили с собой. В раздевалке стоял чайник, надо было его подогреть, налить чай или кофе и успеть съесть это за отведенное время, так как опаздывать нельзя. Те, кто быстро пришёл — выпивали воду из чайника, и надо было бежать в туалет, чтобы налить в него воду (кулеров никаких не было тогда), вскипятить и заглотить по-быстрому, что принёс для перекуса.

После 1 часа работы в цехе — перерыв 10 минут. За это время надо успеть сходить в туалет, перекусить или покурить (кто курит). Выходя их цеха, нужно обязательно снять перчатки, маску и шапочку. Если задержался с перекура — штраф в долларах. Если опоздал на работу — тоже вычитают из зарплаты.

На стене висел график, когда идти на перекур, обед, ужин, чтобы конвейер не останавливался. Не все сразу шли, а по очереди — человек 5 сначала, потом остальные.

Эверест

Закрыто навсегда, а ведь это старейшее предприятие.

Рабочая смена

Смена — сутки — с 8 до 8 утра. Чтобы попасть на работу к означенному времени, я вставала в 4 утра и собиралась, уже в 5:10 ч — электричка, а до платформы 15 минут пешком, на электричке до станции метро Купчино 30 мин, далее в метро до станции Чёрная речка 45 мин, и ещё развозка до завода, это ещё минут 40. Бывало, что опаздывала на развозку от метро — иногда автобус уходил минуты на три раньше, или электричка чуть задерживалась. Тогда надо было на рейсовом автобусе или маршрутке ехать до Кронштадта, за свои деньги (и хоть проезд и так не оплачивался, это были дополнительные расходы), выскочить на трассе и бежать до завода, на проходной всех отмечают и надо быстро переодеваться очень быстро потом, чтобы успеть. В город ездила я одна, и ещё два-три ремонтника, ведь на заводе все местные жители работали, кронштадтские, и они удивлялись, что я не могла найти работу в СПб.

На то, чтобы добраться на работу и с работы у меня уходило по 3 ч. Три часа туда и три часа обратно. Смена до 8 ч, а в 11 ч я только была дома. И сразу спать, просто с ног валилась. Спала часов до 17. У нас тогда даже ещё диванов не было, спали на полу. И потом два дня выходных, отдыхала, многое можно было успеть сделать.

В электричке и метро постоянно засыпала, но если в электричке хоть места были, то в метро мест не было, в такое время как раз все на работу ехали, как скажешь, что ты с суток, еле на ногах стоишь? Так и стояла, почти падая, и почти до своей остановки, если место освобождалось, сразу в сон проваливалась, хорошо, что остановка конечная, не проехать. А потом бежать на электричку, и так по кругу.

Оплата труда была очень низкая

В 2004 году оклад у меня был 7 000 рублей, без премий, выдавали без задержек, два раза в месяц. Выручало ещё то, что можно было брать продукцию под зарплату, 1 день в неделю нам продавали колбасу по сниженной цене, без наценки. Продавали на выходе — продавщица взвешивала на весах и записывала сумму в долг. Колбаса была вкусная. Выносить продукцию из цеха запрещалось. На выходе с завода — обязательная проверка, открывали сумки, всё показывали. И я считаю, что это правильно! Иначе разворовали бы весь завод.

Эверест

Колбасная нарезка выручает во многих случаях. Фото Джеза Тиммса на Unsplash.

Как работать целые сутки?

Заряжает ритм — конвейер идёт, не выключается, надо крутиться, туда-сюда, хоть и было очень непросто, я выдержала.

И пусть в месяц выходило всего 7-8 смен, это была очень тяжелая работа для меня. В таком ритме я проработала 7 месяцев, и нашла другую работу, лучше прежней.

Статья была вам полезна? Мы старались для вас! Пожалуйста, поддержите нас репостом в соцсетях или обсудите материал на любимом форуме. Это очень поможет проекту. Спасибо!

Есть мнение? Обязательно оставьте комментарий!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *